03.03.2001

Летун

Я однажды видел летуна. В натуре. Знаете, сновидящие, как дети – во всем стараются подражать К.К и Д.Х. Короче, мы с одним парнем договорились встретиться на Мосту (эта штука, по нашему мнению, является аналогом выхода из «царства летунов», а может даже – с острова тональ. Когда начинаешь составлять карту, то часто видишь его в сновидениях. Но он всегда остается неприступным – то тебе не надо на него; то ступени слишком большие, чтобы подняться; то захочешь взобраться, а его уже и нет, и ты в другом сновидении. Потом, по мере практики, хакер попадает «под колпак» летунов, рихтуется в репрессивных местах, и на какое-то время у него пропадает охота забираться в этот район сновиденного мира.

Но хакеры – народ неугомонный, и мы с одним корешком пошли к мосту. Я ловил в реке рыбу и подумал о том, что видеть рыбу во сне – это к деньгам. Мысль перевела меня в ОС, я сел на дюне и начал намеренно ждать друга. Он появился, сначала, как спрайт (когда видишь в ОСе людей, они тусклые; а когда встречаешь человека или существо в осознанке, они яркие, как бы подсвеченные изнутри; ну, типа, как если сравнивать два кадра – из старого цветного фильма на плохой пленке и из раскрашенного ремикса наших дней). Есть определенная техника, с помощью которой спрайты могут вводиться в ОС…

Короче, мы встретились, стоим на дюне, и Мост от нас неподалеку. А дюна высокая, метров 15, и внизу на берегу реки мы вдруг увидели круг диаметром в метра три. Внутри круга нарисован крест. Рядом стоят люди. Один из них лег на крест, и над ним, на высоте 30-40 метров, материализовался черный диск. Я сначала подумал, НЛО (только не смейтесь). Неужели эти чубрики и до снов добрались? Но из диска вышел луч, коснулся человека, и спрайт стал почти черно-белым. Он поднялся, шатаясь направился куда-то в сторону, а его место занял другой человек.

Так что подкормка летунов похожа на добровольное донороство. Мы сами приходим в назначенные нам места, ложимся в круг на перекрестие и ждем, когда «хозяин» коснется нас своим лучом (дланью, вниманием?). Эта сцена лишь неуклюжее описание, которое мой ум может выцедить из «увиденного» события. Возможно, у вас это будет иначе.

Мы с другом пошли к Мосту. Он выглядел ажурной металлической конструкцией между двух берегов западной реки, которую я до сих пор считаю пределом своего тоналя. Всего-то каких-нибудь метров 200, но противоположный берег был иллюзорным, в радужном мареве – и вроде там горы, и есть какой-то проход. По боковым сторонам моста возвышались пилоны (типа как на Александрийском в Париже). Они заканчивались матово-белыми дисками.

Едва мы ступили на Мост, летун возник над нами – чуть впереди. Мой друг (опытнейших хакер) подмыл из сновидения в мгновение ока. А я пошел вперед. Ажурные боковые бортики моста превратились в решетки, по которым заструились синие и зеленые змейки молний. Решетки поднялись вверх, изогнулись, сплелись над моей головой, образуя свод, и тут из летуна вырвался луч. Он попал в один из пилонов. Вся конструкция моста превратилась в раскаленный гриль. Пространство вокруг наполнилось мощным статическим напряжением. Любое движение вызывало сноп разрядов, которые жгли мозг, глаза, впивались в тело. Наверное, я дергался как припадочный. Дышать было нечем. Бетонное покрытие подо мной превратилось в решетчатую структуру. Ноги постоянно проваливались. Короче, жуть.

Я решил дойти до середины и посмотреть что будет дальше. Да и то ведь – влип, как придурок. Думал, какая разница, где умирать – метром ближе, метром дальше. На середине от меня осталась только оболчка – внутри все выгорело. Но ОС не исчезало, и концентрация была настолько сильной, что я видел все – воздух, состоявший из вытянутых в стороны огненных капель; летуна, который опустился на последний пилон моста и распухал, превращаясь в черную, огромную и блестящую пиявку. До края оставалось метров пятьдесят. Всю видимость закрывали сполохи огня и молний. Я споткнулся, упал на плавящиеся прутья остова и удивился, что с руками на фига не происходит. Подняться на ноги было невозможно. Пространство надо мной давило с неимоверной силой. Мне только удалось взглянуть на летуна и усмехнуться. Типа, врешь – не возьмешь. И все. Проснулся свежий, как огурчик.

На следующий день мы с одной знакомой женщиной стояли на автобусной остановке, намереваясь отправиться на важную встречу. За спиной раздался треск (о, как он был похож на разряд молнии с того мостика). Стена трехэтажного дома треснула, накрыла остановку, тротуар и всех людей, которые там находились. Двое умерло на месте, трое – в больнице. Моя знакомая отделалась переломом ключицы и сотрясением мозга. Ее отбросило на проезжую часть, а так бы – хана. Мне раздробило переносицу, расщепленой доской пробило бок, а поскольку я два часа находился под завалом, то, в общем-то, чудом не погиб от потери крови. В газетах потом писали, что здание находилось на реконструкции. Строительный мусор продавил перекрытие третьего этажа, и дальнейшее обрушение привело к падению стены.

Вот такие они, летуны. Играют нашей реальностью, как костяшками домино. Захотят – сложат что-нибудь, захотят – развалят. Они – хозяева тоналя.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

You may also like...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: