Элайджа Эллис «Туз в рукаве»

Элайджа Эллис «Туз в рукаве»

размещено в: Переводы, Рассказы, Читайка | 0

Уэлдон грохнул огромным кулаком в закрытую дверь квартиры.

-- Эй, Джинна?-- закричал он с нетерпением.-- Это я, Дэйв Уэлдон.

Однако ему никто не отвечал. Уэлдон почувствовал себя оскорбленным. Все верно, он появился на час позже, чем они договаривались с Джинной Дэннис. Но это была не его вина. В самую последнюю минуту главный редактор подбросил ему задание, и он просто не мог покинуть редакцию «Дейли Пайонир» раньше обеда. Дэйв последний раз расстроено грохнул в дверь и повернулся, чтобы уйти.

-- Дура, как и все бабы,-- сказал он вслух и двинулся по пыльному коридору к лестнице.

Но на его лице осталось недоуменное и хмурое выражение. Он плохо знал Джинну, они встречались только несколько раз, но она не казалась похожей на тех, кто бросается в обиду, не дав и слова сказать, если парень приходит чуть позже. Кроме того, когда он говорил с ней по телефону, она сказала, что очень хотела бы видеть его после обеда. Джинна намекнула о чем-то важном -- о каких-то вещах, которые ей нужно было обсудить с ним с глазу на глаз. Уэлдон нерешительно остановился у лестницы и оглянулся, осматривая коридор. На лестнице послышался шум. Сморщенный коротышка-коридорный поднимался наверх, задыхаясь под тяжестью раздолбанного пылесоса. Когда Уэлдон несколько минут назад входил в дом, коротышка убирал коридор на нижнем этаже.

-- Эй!-- окликнул его Уэлдон, уступая дорогу.

Мужчина поднялся по лестнице и с ворчанием опустил пылесос. Он вытер рукавом пот с лица и сердито проворчал:

-- Никогда не верьте, если вами говорить, что вымывайт, вытирайт и убирайт есть не трудный работа.

-- Хорошо,-- сказал Уэлдон.-- Послушайте, вы случайно не видели за последний час, как выходила мисс Дэннис? Это девушка из двадцать четвертой квартиры…

-- Я знать, кто она есть,-- огрызнулся коридорный.-- И я ее не видеть. Зачем?

Уэлдон прикусил нижнюю губу.

-- У меня с ней была назначена встреча. Но она не отвечает на стук в дверь.

-- Хм,-- фыркнул коротышка.-- Возможно, передумала.

Он осмотрел Уэлдона с головы до ног.

-- Не могу сказать, что винить ее за это.

-- Да ладно вам. Я просто волнуюсь. Она живет одна, и всякое может случиться. Допустим, поскользнулась в душе или еще чего-нибудь. Скажите, а вы не могли бы открыть ее дверь? Просто, чтобы убедиться…

Уэлдон вытащил из кармана банкноту в один доллар. Коротышка взял ее и пошел к двери Джинны Дэннис. Он вынул из кармана рубашки связку ключей, нашел тот, что был нужен, и вставил его в замок. Мужчина повернул дверную ручку и бросил на Уэлдона негодующий взгляд.

-- Она вообще не заперт,-- сказал коридорный, распахивая дверь настежь.

-- Я не додумался открыть ее,-- пробормотал Уэлдон.

Он прошел за коротышкой в комнату.

-- Джинна?-- крикнул он.-- Кто-нибудь есть дома?

Молчание. В небольшой, приятно обставленной гостиной никого не было. Со своего места Уэлдон мог видеть открытую дверь в кухню, и она тоже была пуста. Оставалась только спальная. Коридорный неодобрительно наблюдал за ним, но Уэлдон подошел к закрытой двери в спальную комнату и, постучав, открыл ее.

Джинна лежала на постели. На ней были широкие брюки и гофрированная летняя блузка. Ее лица он не видел. И казалось, что она спала. Лишь потом Уэлдон увидел рукоятку ножа, который торчал из ее груди. Он охнул, закрыл глаза и яростно встряхнул головой. Позади него засуетился коридорный.

-- Что случилось?

Коротышка подошел и из-за спины Уэлдона осмотрел фигуру на кровати.

-- О, Боже великодушный,-- выдохнул он чуть слышно.

Заворожено глядя на тело, они медленно вошли в комнату.

-- Она мертва,-- изумленно произнес Уэлдон.

-- Да.

Сморщенное лицо коридорного стало болезненно белым. Затем его глаза сузились, и он попятился из комнаты, ни на миг не спуская взгляда с Уэлдона.

-- Да,-- повторил он.

Коротышка стремительно повернулся и побежал к маленькому столику, на котором стоял телефон. Он схватил трубку, вызвал оператора и выпалил:

-- Давай мне копов! Быстро!

Уэлдон вышел из комнаты. Он прикрыл дверь и замер на месте, направив куда-то невидящий взор. Потом его взгляд сфокусировался на человеке у телефона.

-- Да, этот адрес, и да, я говорить, убийство!-- кричал коридорный.-- Скорее сюда! Быстро! Я поймать парня, который делать это!

Эти слова разорвали оцепенение, охватившее Уэлдона. Он с удивлением взглянул на коридорного.

-- Вы что? С ума сошли?

Коротышка бросил трубку. Его рука скользнула в карман брюк, и в ней оказался нож. Лезвие выскочило с резким щелчком.

-- Держаться подальше, мистер! Просто стоять там, или я крошить на куски! Даже глазом не моргать!

Уэлдон недоверчиво осмотрел его.

-- Послушайте, я не…

-- Берегите слова для копов!

Коротышка взмахнул левой рукой. Мятая банкнота перелетела через комнату и упала к ногам Уэлдона.

-- Забирайт свой доллар.

-- Да вы что!

Внезапно Уэлдон замолчал и повернулся к открытой двери в кухню. Он услышал какой-то звук, а потом раздался щелчок, словно там мягко прикрыли дверь. Уэлдон бросился туда, но был вынужден остановиться. Дорогу преградил коротышка-коридорный. Он выставил вперед плечо, широко расставил ноги, и нож, отведенный в сторону, был готов для удара.

-- Не шагу больше, мистер, или я всадить это прямо в ваш живот.

Он говорил всерьез. Уэлдон стоял, проклиная его, но это мало что меняло. Через несколько минут в комнату вломились двое полицейских, за ними вошли еще двое мужчин в штатском. И только потом появился человек, которого Уэлдон знал. Сюда приехал сам капитан Снидер -- начальник сыскной полиции Северного округа.

Уэлдон прошмыгнул мимо коридорного.

-- Снидер, кто-то пару минут назад выскочил из кухни. Я думаю, это убийца. Пошлите нескольких человек…

-- Разберемся,-- оборвал его капитан.-- В газете у себя будете командовать. Что вы тут делаете?

-- Я пытаюсь объяснить вам, что убийца выскочил через запасной выход,-- закричал Уэлдон.

-- Он врать, вот так!-- вмешался коротышка.-- Здесь не был никто, кроме нас уже пять-десять минут.

Капитан Снидер кивнул большой лысой головой.

-- В любом случае наши люди перекрыли все выходы.

Он повернулся к одному из штатских, который стоял рядом.

-- Выведи этого джентльмена в коридор и возьми показания. Уэлдон, садитесь на софу и молчите. Я вами займусь через минуту.

Штатский вытолкал коридорного из комнаты. Уэлдон с негодованием взмахнул руками, но сделал так, как ему велели. Он угрюмо наблюдал за работой копов, а капитан руководил ими, появляясь то здесь, то там. В спальную торопливо прошел судмедэксперт, за ним пробежали два работника морга с носилками. Наконец, капитан Снидер подошел к Уэлдону и с вызовом посмотрел на задиристое лицо репортера.

-- Итак, приступим, Уэлдон.

-- А вы уверены, что у вас найдется время выслушать меня?

Капитан холодно усмехнулся.

-- Есть несколько газетчиков, которые мне нравятся, но вы не принадлежите к их числу. Поэтому рассказывайте.

Уэлдон подчинился. Когда он закончил, Снидер поскреб подбородок.

-- О-хо-хо! Очень мило. По крайней мере, ваша история стыкуется с показаниями Йенсона. Правда, есть одно исключение -- он отрицает, что кто-то выходил из кухни через служебный выход. Фактически, он считает, что в женщину нож вонзили вы. А потом, когда столкнулись с ним на лестнице, затянули эту песню с пляской, что, мол, вам не отвечают на стук. Возможно, он и прав.

Прежде чем Уэлдон успел ответить, из спальной вышли два работника морга. Они вынесли в коридор покрытые простыней носилки. Доктор подошел к Снидеру. Он вытер руки о носовой платок и произнес:

-- Одна колющая рана. Обычный кухонный нож для резки продуктов, примерно с четырехдюймовым лезвием. Острие пронзило сердце, вызвав обильное кровотечение…

-- Ладно,--- кивнул Снидер.-- Сколько прошло времени?

Судмедэксперт поморщился.

-- Откуда я знаю? Ты думаешь, у меня в кармане есть магический шар? Но можно сказать…

Он взглянул на запястье.

-- …что где-то в пределах часа, то есть около четырех часов дня. Но это только мое предположение.

Снидер кивнул.

-- Что еще?

-- Лучше спроси после вскрытия. Хотя подожди…

Эксперт нерешительно пожал плечами.

-- Вот, что я заметил -- ее ногти слишком уж чистые, а ноготь на среднем пальце правой руки коротко отстрижен. Возможно, она отбивалась и втыкала коготки в того, кто затем порешил ее. Поэтому убийца позаботился вычистить частицы кожи, скопившиеся под ногтями. Но это я так думаю.

Доктор ушел. Снидер повернулся к Уэлдону.

-- Снимите рубашку и майку.

Уэлдона душила ярость. Но он разделся и приподнял руки вверх. На его волосатом торсе не было ни одной царапины.

-- Довольны?-- с сарказмом спросил он.

Капитан пожал плечами.

-- Не очень. Знаете, чего я никак не могу переварить? Эту вашу изюминку, будто вы слышали, как кто-то воспользовался запасным выходом на кухне. Конечно, это могло оказаться неумышленной ошибкой, но…

Уэлдон взъерошил волосы.

-- Я могу еще раз повторить! Да, я слышал стук двери. Этот мелкий придурок Йенсон остановил меня, и мне не удалось проверить. Но из кухни в ванную есть дверь, а другая дверь ведет из ванной в спальную. Никто из нас не догадался осмотреть ванную. А убийца мог находиться там. И он там прятался. Потом, когда появилась возможность, он выскочил через кухонную дверь в коридор, спустился по тыльной лестнице и вышел из здания.

-- Какое прекрасное объяснение,-- сказал Снидер, прикуривая сигарету.-- Если бы не одно «но»! Почему этот таинственный убийца слонялся по квартире целый час после того, как убил женщину? Она умерла примерно в четыре часа дня. Через сорок пять минут, согласно вашей версии, вы появились в коридоре и начали стучать в дверь, хотя она не была запертой. В любую минуту вы могли открыть ее и войти внутрь…

-- Я не додумался подергать за ручку.

-- Это вы так говорите. Тем не менее, все это время убийца хладнокровно продолжал оставаться здесь. Вы ушли и через несколько минут вернулись вместе с коридорным. Вы двое ворвались сюда и начали шнырять по квартире. А убийца по-прежнему оставался здесь. И вдруг, ни с того, ни с сего, он уходит.

Капитан состроил гримасу.

-- Ну как, а? Уэлдон?

Репортер тяжело вздохнул.

-- Да. Думаю, я мог ослышаться. Возможно, что и так.

В гостиную вошел эксперт-криминалист, держа в одной руке маленький целлофановый пакетик, а в другой --- две белые рубашки на вешалке.

-- Капитан? Есть пара зацепок.

Он показал Снидеру маленький пакет.

-- Это кусочек ногтя, вероятно срезанный в спешке с руки мертвой девушки. На нем видны следы крови. Но об этом узнаем побольше после того, как отвезем его в лабораторию.

-- Хорошо. А что с рубашками?

Детектив пожал плечами.

-- Висели здесь в шкафу. Рубашки мужские, размер шестнадцать с половиной, имеются бирки с прачечной. Мы…

-- Подождите минуту,-- вмешался Уэлдон.

Он склонился вперед и взглянул на маленькое пятно на рукаве одной из рубашек. Затем дрожащими руками он вывернул рубашку наизнанку и осмотрел бирку прачечной, прикрепленную к воротнику.

-- О, нет!

Детективы с любопытством смотрели на него.

-- Они мои,-- с трудом прохрипел Уэлдон.

-- Это доказывает, что вы знали леди немного лучше, чем говорили мне,-- задумчиво произнес капитан.

-- Нет,-- воскликнул Уэлдон, энергично тряхнув головой.-- Клянусь, я не приносил сюда этих рубашек. Последний раз, когда я их видел, они висели в шкафу в моем доме. Клянусь…

-- Не суетитесь,-- прервал его Снидер.-- Пока мы видим, что они здесь. И знаете, мне надоело смотреть на вас, слушать всю эту чушь, которую вы плетете. Увидимся позже. Убирайтесь.

Уэлдон пошел к двери. Копы стояли в гостиной, без слов наблюдая за тем, как он уходит. Они напоминали Уэлдону стаю голодных псов, смотревших на большую сочную кость. Спустившись по лестнице, он пошел по коридору к выходу из здания. В холле какой-то полицейский разговаривал с Йенсоном. Уэлдон прошел мимо них. Никто не заговорил с ним, но коридорный бросил на него презрительный взгляд. Уэлдон с удовольствием ответил ему тем же. Потом он вспомнил, что Йенсон вдвое старше его и стыдливо отвел взгляд.

А он ловок с ножом, этот Йенсон. Предположим, что тощий коротышка-коридорный по каким-то личным причинам убивает Дженни Дэннис. И как только наверху появляется Уэлдон, он решает свалить убийство на репортера. Тут есть над чем подумать. Но это не объясняло появления двух его рубашек в спальном шкафу убитой женщины. Это не объясняло звука закрываемой двери запасного выхода на кухне. Уэлдон не сомневался, что слышал этот звук, что бы там ни говорил капитан Снидер.

Репортер свернул на одну из главных улиц, ведущих в деловой район города.

-- Конечно, их было двое: Йенсон и кто-то еще,-- прошептал он вслух.

Но зачем тот другой сидел в квартире целый час после того, как убил Джинну? Что-то искал? Ум заедал, как ржавые шестеренки испорченных часов. Он заметил впереди бар, подрулил к обочине и вошел внутрь. Уэлдон осушил двойную порцию, заметил телефонную будку и, позвонив в редакцию, дал составителю голый остов происшествия. Позже он нарастит его. «Пайонир» -- вечерняя газета, и последний выпуск дня выплеснулся на улицы города более часа назад. Первый завтрашний номер не выйдет в печать до обеда. Когда он закончил диктовать, составитель сказал ему:

-- Тут рядом Бренд. Он хочет поговорить с тобой. Подожди минуту.

Косматые брови Уэлдона приподнялись. Питер Бренд, главный редактор, не имел привычки толкаться в редакции, когда газета кончала день. Хотя, возможно, намечалось что-то крупное.

-- Дэйв? Где ты торчишь, и что у тебя случилось?

Голос главного редактора звучал не очень радостно.

-- За последний час нам уши прожужжали, что ты замарался в каком-то убийстве.

Уэлдон вздохнул. Он рассказал Бренду о том, что произошло.

-- Ну, брат, представляю, что сделает с нами «Таймс»!-- простонал главный.

В его голосе теперь чувствовались кусочки льда.

-- Не знаю, чем тебе можно помочь. Заканчивай обед и быстро сюда. Я немного задержусь. И Дэйв?

-- Что?

-- Держи рот на замке, если кто-нибудь из «Таймс» начнет наседать на тебя. Это касается и ребят с телевидения…

Бренд повесил трубку. Ругаясь про себя, Уэлдон хлопнул дверцей кабинки. Он кивнул бармену.

-- Дай бутылку и стакан.

Опершись локтями о стойку, он заглянул в наполненный стакан, но не увидел там ни одного ответа. Что ему известно о Джинне Дэннис? Очень и очень мало. Он познакомился с ней недели две назад за коктейлем на вечеринке, которая проходила в номерах одного из самых крупных отелей города. Хозяином был конгрессмен округа, а гостями -- корреспонденты газет, представители телевидения, несколько местных политиков и кто-то еще, кому не было лень тащиться сюда на бесплатную выпивку и бутерброды. Уэлдон оказался там, потому что на этом настоял его редактор, Питер Бренд. Сам Бренд пришел с супругой -- он и конгрессмен были давними друзьями. Через какое-то время вечеринка превратилась в обычную попойку. Уэлдон начал медленно, но верно, перемещаться к выходу. Его остановил насмешливый голос.

-- Привет, мистер Уэлдон. Вы тоже хотите удрать?

Он с удивлением посмотрел на женщину, которую до этого никогда не видел. И она заслуживала удивления.

-- Да, я… А разве мы знакомы?

-- Сейчас познакомимся,-- ответила она.-- Я Джинна Дэннис. Одна из моих подруг сказала, что вы тоже здесь. Мне ужасно понравилась серия ваших статей в газете, и я захотела сказать вам об этом.

Уэлдон смущенно хмыкнул.

-- Спасибо.

Он поговорил с Джинной несколько минут, и чтобы слышать друг друга сквозь окружавший их шум, им приходилось чуть ли не кричать. Он узнал, что Джинна пришла на вечеринку с братом, который работал в рекламном агентстве конгрессмена.

-- Откровенно говоря,-- сказала Джинна, смешно пожав плечами,-- я хотела бы сейчас оказаться в своей постели. Это какой-то сумасшедший дом.

-- Вы хотите уйти?-- машинально спросил он.-- Я могу подвезти вас домой, или…

Джинна колебалась, осматривая большой, шумный и утопавший в сигаретном дыме зал.

-- Ладно, пусть будет так,-- подумав немного, сказала она.

Они боком протиснулись к выходу. Уэлдон оглянулся. Он заметил у столика с закусками Питера Бренда, который пристально следил за ним. Но когда Уэлдон махнул ему рукой на прощание, редактор нахмурился и отвернулся. Уже в коридоре отеля Уэлдон сказал:

-- О Господи! Как я рад, что удрал оттуда. Но что скажет ваш брат?

Джинна довольно хохотнула.

-- С ним проблем не будет. Он у меня добрый.

Тон ее голоса показался Уэлдону немного странным, и он с любопытством взглянул на нее. Хотя это его не касалось. Она не очень торопилась домой, и они остановились у открытой закусочной, чтобы посидеть за бутербродами и кофе. Из их беседы Уэлдон сделал вывод, что Джинна в городе совсем недавно. Она работала секретаршей в какой-то конторе.

-- Мне здесь не очень нравится,-- говорила она.-- Тут все очень большое и ужасно шумное. А я девчонка из маленького города.

Взглянув на нее, Уэлдон засомневался по поводу сказанного. Она не походила на девчонку. Несмотря на моложавый вид, он дал бы ей лет тридцать. Затем он подвез ее к дому, но Джинна не пригласила его, хотя с видимым удовольствием согласилась провести с ним следующий вечер и сходить в кино. После этого они встречались еще несколько раз. Джинна никогда не говорила о своей личной жизни. Стоило Уэлдону задать вопрос о ее прошлом, как она тут же переводила беседу в другую плоскость. И хотя он об этом как-то не задумывался, один раз или дважды, расставаясь с ней, ему казалось, что на ее лице мелькало выражение явной скуки. Но если ей было с ним скучно, почему она продолжала с ним встречаться? Конечно, не из-за его умных рассуждений и денег. И того, и другого у него было не очень много.
До сегодняшнего дня он заходил в ее квартиру всего лишь два раза. И тогда тоже не происходило ничего серьезного, разве что невинные объятия. Да у него просто не было повода оставлять у нее свои рубашки… Вот и все, что произошло до этой пятницы. Джинна позвонила ему в газету, чем здорово удивила Уэлдона, и в ее голосе было дрожащее возбуждение, когда она попросила его зайти после обеда на пару рюмочек. Но в последнюю минуту Питер Бренд отправил его на задание. Оно заняло почти час. Поэтому он приехал к Джинне около пяти часов, а не в четыре, как они договаривались.

Уэлдон покосил на бутылку. Больше половины уже выпито. Еще стаканчик, и он отправится в редакцию на трепку у главного. Судмедэксперт сказал, что Джинну убили около четырех часов дня. Если бы он пришел в назначенное время, то спас бы ей жизнь. Уэлдон покинул бар и направился в здание редакции. Он оставил машину на ближайшей стоянке и подошел к центральному входу. В темнеющем небе реяли темные тучи, и воздух был наполнен предвестием дождя. Поднявшись в редакцию на третьем этаже, он прошел в застекленную кабину главного редактора.

Пит Бренд сидел за столом и, откинувшись на спинку вращающегося кресла, созерцал потолок. Пит Бренд, высокий угловатый мужчина сорока пяти, а возможно, и пятидесяти лет, с удлиненным мрачным лицом и гладкими черными волосами, поседевшими на висках. Он заметил Уэлдона, кивнул ему и произнес:

-- Входи, Дэйв. Садись.

Уэлдон придвинул стул к столу и взглянул на редактора. Его поташнивало от виски. Он вспомнил, что с утра ничего не ел, и со вздохом прикурил сигарету. Уэлдон молча смотрел на Бренда и ждал. Редактор забарабанил пальцами по поверхности стола.

-- Ты действительно не убивал эту женщину?-- спросил он с неожиданным напором.

-- Нет!-- ответил Уэлдон.-- Клянусь, нет! Я встречался с ней несколько раз. Ничего серьезного. Сказать по правде, я почти не знал ее.

-- Верю, верю,-- тихо пробурчал Бренд.-- Я отправил туда фотографа. Он проследит за делом. Капитан Снидер зажимает все, что может. Говорит, что ждет разрешения на арест, но ни слова не сказал о ходе следствия.

Уэлдон заерзал на стуле. Он хотел спросить, что думает об этом Бренд. Впрочем, ничего хорошего, это и так понятно.

-- Пит, я так боюсь,-- признался он.-- Но поверь, это просто одна из тех паршивых вещей, которые случаются…

Бренд то ли хмыкнул, то ли заскулил.

-- Да, просто одна из таких вещей. Когда я передам твои слова моей жене, она, конечно же, перестанет сходить с ума от бешенства.

Уэлдон тихо застонал. Газета «Дейли Пайонир» принадлежала жене Бренда. Его Айрис унаследовала газету вместе с кучей денег от папаши-миллионера. И Питер Бренд был только боссом по всем практическим вопросам. Во всех делах слово Айрис оставалось последним и решающим. Она жестко контролировала все каналы финансирования и имела непреклонное, по-житейски мудрое отвращение ко всему, что могло каким-то образом повредить ее положению одного из ведущих общественных лидеров города.

-- Ты хочешь уволить меня или просто думал подбодрить?-- тихо спросил Уэлдон.

Бренд по-прежнему смотрел на свои руки.

-- Какое-то время мы не будем вмешиваться.

Он отвернул манжету на рубашке и взглянул на часы.

-- Мне пора идти. Вечером мы ждем гостей.
-- Ладно,-- сказал Уэлдон, медленно поднимаясь.—Я, пожалуй…

Бренд внезапно закричал:

-- Неужели у тебя нет вообще никаких предположений? Женщина могла что-то сказать тебе, какое-то мимолетное замечание о другом знакомом. Возможно, она кого-то боялась. Ну, хоть что-нибудь?

-- Нет, Пит. Действительно ничего.

Редактор оттолкнул кресло и вскочил на ноги. Его темные глаза сверлили Уэлдона.

-- Я хотел бы быть уверенным в тебе! Абсолютно уверенным в том, что ты никак не замешен в этом дерьме.

-- Я тут ни при чем. Клянусь, чем хочешь, я знаю об этом деле столько же, сколько и ты.

Они вышли из редакции, спустились на лифте и пересекли пустой вестибюль. Снаружи на темном небе клубились облака. И когда они, обогнув угол здания, вышли на стоянку, на них упали первые капли дождя. Бренд остановился у большого блестящего «седана».

-- Куда ты теперь?-- спросил он, открывая дверь.

-- Думаю, домой. Буду ждать, когда Снидер приедет ко мне с наручниками.

-- Ах, как смешно,-- проворчал редактор.

Резко кивнув, он залез в машину, и та через минуту скрылась из вида. Уэлдон с трудом дотащился до своей потрепанной машине. Дождь хлестал вовсю и прекрасно соответствовал его настроению. Какое--то время Уэлдон бесцельно ездил по городу, затем направился домой -- если только так можно было назвать две комнаты и ванную в грязной многоэтажке на краю делового центра.

Он вошел в квартиру, включил свет и осмотрелся, потом направился в спальную и открыл шкаф. Он проверил рубашки, висевшие с края на перекладине. Двух не доставало. И он понятия не имел, когда они исчезли. Уэлдон обернулся и взглянул через комнату на окно. Снаружи находилась пожарная лестница, а он никогда не закрывал окно на защелку. Каждый, кто бы захотел, мог забраться сюда и потом уйти. Но зачем? Неужели для того, чтобы представить их с Джинной любовниками, кому-то понадобилось тащить рубашки в ее квартиру?

Хотя если копы будут считать их любовниками, у них появится повод подозревать его в убийстве --- ревность, ненависть, какое-то помрачение ума -- одним словом, все то, что, по общему мнению, соответствует сомнительным любовным связям. Но ясно одно -- убийца знал его или, по крайней мере, знал о нем очень многое. Убийце известно, где он жил. Ему даже известно, что у него с Джинной было несколько встреч. И по какой-то причине он хочет представить, что у Уэлдона с ней близкая связь, тем самым намекая, что Уэлдон в пылу гнева мог совершить убийство.

Несчастный репортер бродил по крошечной квартире, высматривая, не пропало ли что-нибудь еще. Насколько он помнил, все было на своих местах. Конечно, его можно назвать кем угодно, но только не хорошим хозяином. Дюжина людей могла бы пройтись по его квартире, но он бы так и не узнал об этом. Уэлдон вспомнил, что Джинна однажды заходила к нему. Ей хотелось посмотреть, где он живет. И ей хватило одного взгляда.

-- Что здесь стряслось?-- со смехом спросила она.-- Торнадо?

Уэлдон пробурчал тогда какое-то жалкое оправдание и поскорее повел ее на прогулку в город.

Виски, выпитое ранее, перестало действовать. Желудок выворачивало наизнанку; появилась головная боль. Ну, по крайней мере, от этого он мог избавиться. Уэлдон отыскал нераспечатанную бутылку бурбона. Едва он отпил глоток, зазвенел телефон. Уэлдон неохотно покинул гостиную и поднял трубку.

-- Да?-- спросил он устало.

-- Это вы, Уэлдон? С вами говорит Снидер.

-- Вот здорово,-- горько произнес Уэлдон.

-- Ну-ну, полегче. Какая у вас группа крови?

-- Нулевая. А что?

-- Счастливый малый. Кстати, мы уже проверили это, и если бы вы солгали, вас бы тут же подловили. Но…

-- И вы звоните мне, чтобы рассказать об этом?-- грубо оборвал его Уэлдон.

-- Тот кусочек ногтя, который ребята нашли на ковре в спальной Дэннис, принадлежал ей. На нем обнаружено пятнышко крови и пара микрочастиц кожи. Группа крови АБ. И это не ее кровь. Поэтому…

-- Вы догадались проверить того мелкого недоумка-коридорного? Йенсона, кажется?

Капитан рассмеялся.

-- Само собой разумеется. Ему, конечно, не очень понравилось, когда мы попросили его раздеться. Но царапин на нем не оказалось -- по крайней мере, свежих. Кроме того, у него, как и вас, нулевая группа крови.

-- Это уже хуже,-- произнес Уэлдон.-- И что теперь будет? Вы нашли брата Джинны? Я вам рассказывал о нем.

-- Нет, мы его не обнаружили. И мне кажется, что такого человека вообще не существует. Он не работает в рекламном агентстве, которое курирует деятельность нашего конгрессмена. Его нет и в других рекламных агентствах -- это мы тоже проверили.

Уэлдон на секунду задумался.

-- Я начинаю подозревать, что Джинны Дэннис тоже не существовало.

-- Отлично сказано. Я согласен с вами. В ее квартире или в дамской сумочке не обнаружено ни одной вещи, которая могла бы помочь узнать, кто она. Ни водительских прав, ни писем, ни векселей -- ничего, кроме маленького вечернего набора, который мы нашли в шкафу на полке. Там есть инициалы, но не «Д.Д.», а «Л.Н.» И еще мы нашли деньги --- четырнадцать сотен и несколько долларов мелочью.

-- Ого! Неплохо получала!

-- Но вы еще не выпутались из дела, Уэлдон, поэтому никаких внезапных отъездов из города.

Голос капитана перешел на ехидные нотки.

-- Думаю, вы можете вытащить свою машинку и взяться за одну из ваших остроумных историй о буднях полиции и общепризнанной глупости официальных лиц. Я был в восторге от прошлого пасквиля, который вы состряпали на наше управление. Да-да, на самом деле.

Капитан повесил трубку. Уэлдон по-прежнему стоял, разглядывая телефон в своей руке. С кривой улыбкой он нежно поставил его на столик и потянулся к бутылке бурбона. На душе стало легче -- значительно легче. Он вдруг почувствовал, что голоден как волк. Уэлдон быстро принял душ, побрился, оделся и вышел из квартиры. Он уже закрывал дверь, когда зазвонил телефон.

-- Ах, ты, боже мой. Ну что там еще?

Он ответил, и перепуганный голос заголосил в трубке.

-- Это Дэйв Уэлдон? Слушать, Уэлдон, я хотеть вас видеть. Прямо сейчас.

-- Кто это?

-- Здесь Эл Йенсон. Вы знать! Мы виделись этим вечером. Меня это очень беспокоить. Но вы должны помочь мне. Больше некому. Я не могу идти к копам. Больше не могу. Но…

-- Все в порядке, все хорошо. Успокойтесь, Йенсон.

-- Я знать, кто это был, кто убивать ту женщину. Я не был уверен раньше, но теперь я знать.

Он издал что-то среднее между хохотом и испуганным рыданием.

-- Я видеть этот человек два или три раза. Он входить в квартиру женщины всегда поздно вечером. Я видеть его сегодня днем. Он входить через черный ход и подниматься по тыльной лестнице. Около четырех часов. Он не знать, что я видеть его…

-- Кого, Йенсон? Кто это был?-- нетерпеливо закричал Уэлдон.

Йенсон что-то шептал, словно не слышал вопросов.

-- Я знайт имя парня. Несколько дней назад я узнайт имя, когда делать свою работу. Думать, что это когда-нибудь пригодится. И потом, когда днем мы нашли женщину мертвой, да, я думайт, что поймайт свой шанс. Вот почему я тогда оставить вас преследовать тот человек, когда он выскочить из кухонной двери. Потом, когда копы ушли, я звонить ему -- сказайт, что нам лучше поговорить. Он приходить ко мне час назад. Он не играйт комедию. Просто спросить, сколько я хочу. Потом предлагайт мне сделку.

Йенсон остановился, часто и тяжело переводя дыхание. Уэлдон ничего не говорил. Он боялся, что человек запаникует и оборвет разговор. Он переложил трубку к другому уху и вытер вспотевшую ладонь о свою рубашку. Йенсон сглотнул и продолжил рассказ.

-- Он хотеть… Он хотеть, чтобы я помогайт ему подставить вас. У вас есть что-то такое, не знаю что. Что-то очень плохое для него. Он вас боится, понимайт меня? Я не захотеть помогайт! Любой убийца для меня ничто. Я сказать ему так, и он наводить на меня пистолет. Он пойти на меня, но я выскочить в дверь! Я убегайт, а он прямо за мной! Я бежать из здания и бежать. Любую секунду я ждать, что он стрелять, но нет. Он преследовать меня. Наконец, я отрываться от него. Мне так казаться… Уэлдон, помогайт мне…

-- Где вы?

-- В телефонной будке у заправки, в двух кварталах по улице от нашей многоэтажки. Угол Третьей улицы и Харвей. Приезжайт! Быстрее!

-- Кто этот человек, Йенсон? Скажите мне!

Но Уэлдон кричал в губящий телефон. Какое-то время он колебался, покусывая нижнюю губу. Он опустил трубку и выбежал из квартиры. Сначала к Йенсону. Потом надо будет связаться с капитаном Снидером… Но сначала к Йенсону. Менее чем через пять минут Уэлдон был на углу Третьей улицы и Харвей. Но могло пройти пять лет -- это вряд ли помогло бы Йенсону. Уэлдон запарковал машину и подошел к толпе людей на углу перед закрытой станцией обслуживания. На дороге стояла полицейская машина. Ее красные огни на крыше вспыхивали и гасли. Уэлдон протискивался через толпу, пока не увидел телефонную будку, разбитое вдребезги стекло открытой двери и тело, наполовину выпавшее из будки. Над телом склонился полицейский.
Мужчина около Уэлдона возбужденно рассказывал:

-- Это самая ужасная вещь, которую я когда-либо видел. Просто как в кино или по телевизору. Я стоял на балконе -- вон там, через улицу. И вдруг смотрю, сюда подъезжает машина, подъезжает очень медленно. Она остановилась прямо здесь у обочины -- а потом бах, бах, бах! Три выстрела! Представляете?! Машина помчалась по улице --- даже шины завизжали, а этот человек… он начал падать из будки.

Уэлдон не нуждался в дальнейших подробностях. Он вернулся к машине, залез в нее и, сжав кулаки, грохнул ими по рулевому колесу. А потом он уехал. Дежурный сержант в участке Северного округа сказал, что капитан Снидер уже закончил работу. Уэлдон поблагодарил полицейского, вышел из здания и вернулся к машине. Возможно, ему удастся застать Снидера дома. Он отъехал от стоянки и вдруг понял, что не знает адреса капитана. До его собственной квартиры оставалось чуть меньше квартала, и он отправился туда. Уэлдон поднялся на второй этаж, ворвался в квартиру, нашел телефонный справочник и пролистал его до страниц на букву «С». Йенсон говорил, что у Уэлдона есть какая-то вещь, которая необходима убийце -- то, что ему отдала Джинна Дэннис. Но слова коридорного не имели смысла. Джинна Дэннис никогда ему ничего не давала.

Уэлдон медленно осмотрел хаос гостиной. Ему вновь вспомнилось, что однажды Джинна приходила сюда. И они все время были рядом. Ей бы не удалось здесь что-то спрятать. Хотя нет, минутку, не все время! Она сказала, что хочет зайти в ванную. И она была там одна. Уэлдон вбежал в спальную и влетел в примыкавшую к ней ванную комнату. Он отбросил в угол грязное белье, но под ним ничего не оказалось -- как и под ржавой железной ванной. В аптечке валялись бритвенные принадлежности, тюбики пасты и тому подобная мелочь. Полочку над ванной покрывала густая пыль -- все как всегда. А жаль --- это была хорошая идея.

Он повернулся к двери, затем взглянул через плечо на унитаз. Чувствуя себя немного глупо, Уэлдон подошел к нему и, приподняв крышку водяного бачка, заглянул внутрь. Там, погруженный в мутную воду, лежал небольшой, запечатанный пластиковый пакет. Уэлдон сунул руку в бачок и схватил пакет. Он нетерпеливо начал вскрывать его. Внутри первого слоя пластиковой обертки был другой -- водонепроницаемый. Внутри второй обертки находилась какая-то сложенная бумага и что-то еще -- золотое кольцо. Вернее, золотое обручальное кольцо. Уэлдон удивленно повертел его и сжал в ладони. Он медленно развернул бумагу. Это было брачное свидетельство, датированное десять лет назад в каком-то городке Мериленда -- за половину континента отсюда.

Уэлдон прочитал имена, написанные на свидетельстве. Одно было Лола Норрис. А ведь в квартире Джинны Дэннис нашли сумочку с инициалами «Л.Н.» Потом он прочитал другое имя -- имя мужчины, которое вдруг выпрыгнуло с документа и врезало Уэлдону по мозгам. Он сел на унитаз, недоверчиво рассматривая документ. Но так оно и было.

-- Питер Джон Бренд,-- прочитал он вслух.

-- Это мое,-- донесся голос из открытой двери.-- Не двигайся, Дэйв. Лучше вообще не шевелись.

Уэлдон взглянул на главного редактора «Пайонир». Затем он посмотрел на пистолет в его руке и снова на искаженное злобой лицо. Бренд мягко помахивал пистолетом.

-- Но Пит,-- пробормотал Уэлдон,-- я ничего не понимаю.

Дуло пистолета нацелилось Уэлдону в грудь.

-- Отдай мне эту чертову бумагу и кольцо.

Уэлдон протянул их, и Бренд, быстро взглянув на него, засунул документ и кольцо в карман жакета. Уэлдон с изумлением встряхнул головой.

-- За что???

-- Очень простая и убогая история,-- сказал Бренд.-- Давным-давно я женился на девушке по имени Лола Норрис, и это случилось в Мериленде. Затем прошло шесть месяцев совместной жизни. Я нащупал верную дорожку, но не побеспокоился развестись с ней. В конце концов, мне удалось обосноваться здесь. Шло время, однако если я когда и думал о Лоле, так только размышляя о возможности развода.

Он поправил галстук и продолжил:

-- Меня с радостью и без помех устроили в «Пайонир», потому что еще раньше я поладил с дочкой босса…

Уэлдон почесал шею под воротничком. Пот лился по его лицу.

-- И что случилось потом?

-- Я женился на этой даме,-- ответил Бренд.-- Старик со временем мирно скончался, и этому во многом содействовал я. Но в чем-то я перестарался. Мое имя -- имя главного редактора «Пайонира» -- появилось в газетах. И оно попало на глаза Лолы. Вскоре она надула какого-то сосунка, достала деньги на билет и появилась здесь. Она назвалась Джинной Дэннис, но это была все та же конфетка-Лола. Она не соглашалась на развод, а это делало меня двоеженцем. Представляешь, что бы сказала об этом моя супруга? Пару месяцев я оплачивал расходы Лолы, и ты можешь догадаться об остальном. Она становилась все прожорливее. Ей хотелось все большего и большего.

Бренд криво усмехнулся.

-- Вскоре я понял, что ей суждено умереть. Но после той вечеринки в гостинице она сказала мне, что имеет туза в рукаве. Я видел ее с тобой в тот вечер. И поэтому я поверил ей, когда она сказала, что отдала тебе запечатанный конверт с брачным свидетельством, попросив вскрыть его в том случае, если с ней что-то произойдет…

-- Она никогда не говорила ни о чем подобном,-- вмешался Уэлдон.

Бренд вздохнул.

-- Сейчас я это понял, но уже немного поздно. Можешь винить в этом Лолу или Джинну, и передай ей привет, когда встретишься с ней поболтать.

Палец Бренда лег на курок.

-- Подожди минуту!-- закричал Уэлдон.-- Дай хоть сигарету выкурить…

Бренд нахмурил брови. Он слегка опустил пистолет.

-- Хорошо. Кури свою сигарету.

Уэлдон нащупал пачку и сунул в рот сигарету. Ему удалось прикурить ее. Сердце стучало по ребрам, как в барабан. О, если бы на миг Бренд потерял бдительность…

Редактор все не мог остановиться:

-- Я говорил с Лолой по телефону этим утром, и она сказала, что пригласила тебя выпить. Я подумал, что она замышляет что-то еще. Возможно, так оно и было -- скорее всего, она хотела рассказать тебе о пакете в сортире.

Бренд засмеялся.

-- И какое место выбрала, стерва! Прошлой ночью я перерыл твою крысиную нору из конца в конец и унес две рубашки. Я искал везде, но кто бы мог подумать, что пакет в унитазе?

-- Зачем тебе понадобились эти рубашки?-- спросил Уэлдон.

-- А-а, так -- небольшая декорация. Я отнес их после обеда в комнату Лолы, когда отправил тебя на то сумасбродное задание. Я воткнул в Лолу нож, как только она открыла дверь. И все же ей удалось оцарапать меня.

Он расстегнул левый манжет и закатал рукав. На его предплечье виднелись четыре параллельные красные царапины. Уэлдон слегка шевельнулся, и Бренд быстро навел на него пистолет.

-- Ты уже готов? Ничего, посиди еще чуть-чуть. Когда я пришел к ней, на мне была рубашка с короткими рукавами. Я перерыл всю ее квартиру, пытаясь найти документы. Потом я перенес ее на постель и начал ждать тебя, Дэйв. Я оставил дверь незапертой, чтобы у тебя не было проблем. Мне оставалось пустить тебе пулю в висок, вложить пистолет в твою руку и уложить рядом с Лолой. Ссора влюбленных, случайное убийство, раскаяние в содеянном и последующее самоубийство. Но ты притащил с собой это жалкое мелкое ничтожество. Поэтому мне пришлось уйти через заднюю дверь, чтобы дождаться лучшего случая.

-- Довольно грубо,-- бесцветным голосом произнес Уэлдон.

-- Потом в редакцию позвонил Йенсон. Но я придумал, как все довести до счастливого конца.

Уэлдон облизал пересохшие губы и усмехнулся, глядя на главного редактора.

-- Ты договорился с Йенсоном о встрече, а когда он убежал, бросился за ним в погоню. Наверное, ты упустил его, и ему удалось позвонить мне. Но ты нашел его опять.

-- Да, почти так. Ладно, Дэйв, мне не хочется делать это, но я и так уже опаздываю домой. Айрис будет беспокоиться. А по-другому ведь нельзя, сам понимаешь.

Пистолет поднялся на уровень глаз. Уэлдон уставился на черную дырочку дула, зная, что его время подошло к концу. Он напряг мышцы для отчаянного броска. Но Бренд вдруг дернулся назад. Его руки взлетели вверх, и он издал испуганный крик. Пистолет тоже дернулся, пуля пробила дыру в потолке, и посыпалась штукатурка. А потом главный редактор оказался на полу, его руки были скручены за спиной. Капитан Снидер встал над ним на колени и проворно защелкнул наручники на запястьях Бренда.

Коп бодро улыбнулся Уэлдону.

-- Сержант в участке передал мне, что вы меня искали. Услышав о гибели Йенсона, я подумал, что здесь есть возможная связь, и помчался к вам. Минут пять назад я тихо вошел в комнату…

Он ткнул пальцем в сторону Бренда.

-- А ему нравится болтать, не так ли?

Уэлдон хотел что-то сказать, но язык отказывался шевелиться. Он яростно встряхнул головой, и ему удалось произнести:

-- Вы были здесь все это время? Тогда почему???

-- Ну, хотел послушать, что скажет Бренд.

Капитан улыбнулся еще раз.

-- Кроме того, мне показалось, что небольшой испуг пойдет вам на пользу.

Уэлдон сделал глубокий вдох и медленный выдох.

-- Да, это было просто восхитительно, капитан.

Он на секунду замолчал.

-- Вам нравится жаркое с бурбоном?

Капитан кивнул, и Уэлдон продолжил:

-- Тогда чуть позже мы займемся этим. Я плачу за ужин.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставить ответ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.